Государственное бюджетное учреждение Республики Саха (Якутия)

ЯКУТСКАЯ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ КЛИНИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА

ЯКУТСКАЯ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ КЛИНИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА

Июлия Иванова: « Когда мне сказали, что я командирована в «красную зону», я испытала все стадии настоящего горя…».

Молодая медицинская семья. Санитары из «красной зоны». Июлия и Владимир ИВАНОВЫ.  Красивая пара. На доковидной фотографии, которую я выбрала, они — беспечные и счастливые на свадьбе друзей. Об ИВАНОВЫХ я узнала от заведующего инфекционным отделением Якутской республиканской клинической больницы, однофамилицы и руководителя ребят Владилены ИВАНОВОЙ и попросила Июлию рассказать о себе.

— Сколько Вам лет, Июлия?

— Мне скоро будет двадцать семь, Вове – двадцать восемь,

— Как вы нашли друг друга?

— В 2016 году нас познакомил наш общий друг. После знакомства мы потихоньку начали общаться, а потом как-то все быстро закрутилось, через месяц уже начали жить вместе, а через два года официально зарегистрировали брак.

Мне представляется их брак союзом близких душ. Я поняла это, когда Июлия вспоминала, как разволновался Володя, узнав, что ее направили работать в «красную зону», сразу прилетел в Якутск, прошел курсы младшего медицинского персонала и устроился работать в ее отделение. Хотя мог бы и не делать этого. Наверное, многим девушкам хватило бы и того, что любимый переживает за нее. А они решили быть рядом…

— Володя – он какой, Июлия? Надежный?

— В нем есть все качества настоящего мужчины. Он спокойный, надежный, очень заботливый и у него прекрасное чувство юмора.

Вы оба работаете  уже больше года в «красной зоне»?

— Да, сейчас мы работаем вместе в «красной зоне». Некоторые коллеги до сих пор не знают, что мы — супружеская пара, да мы и не афишируем. Иногда наши смены совпадают, тогда работать немного легче, потому что мы вместе. То, что мы работаем вместе, никак не отражается на наших отношениях, в выходной день мы стараемся не говорить о работе.

Я слышала от коллег, что Вы учитесь на медицинскую сестру.

— Я с детства хотела связать свою жизнь с медициной. К сожалению, отец не разделял мое увлечение и был категорически против, и я не смогла пойти против отца и поступила в педагогический институт СВФУ, как он и хотел. Закончив университет, я сразу подала документы в медицинский колледж на платной основе. Работала и сама оплачивала учебу. Сейчас я на третьем  курсе, учусь на медицинскую сестру. Довольно сложно все совмещать, но держусь, пишу дипломную работу по коронавирусу.

— А Ваша половинка?

— Вова долгое время работал в мебельном салоне. В какой- то период было очень сложно в финансовом плане, и он поехал работать вахтовым методом на Север.

Как Вы попали в инфекционное отделение клинической больницы? Считай, в самое пекло…

— В 2015 году, будучи студенткой третьего курса педагогического института, на период летних каникул я устроилась на работу в Национальный центр медицины, в послеродовое отделение, а через четыре года перевелась в отделение гематологии для взрослых больных. В апреле (напомню, пандемия пришла в Якутск в марте) прошлого года меня командировали в инфекционную больницу по борьбе с коронавирусной инфекцией. Для меня эта новость была настолько неожиданной, что я испытала все стадии настоящего горя. Меня просто поставили перед фактом, и, конечно, был страх, ведь тогда было мало что известно о ковиде, никто не знал, насколько серьезна эта болезнь, как она протекает. Вовы не было в городе.  Уехал по договору на три месяца, но в связи с пандемией задержался аж на пять.

— Как он среагировал на Вашу новость?

— Когда я ему сказала о своей командировке, он начал переживать больше, чем я сама. Не хотел, чтобы я так рисковала своим здоровьем, но мне удалось убедить его, что все будет хорошо и начала собирать вещи, чтобы заселиться в гостиницу. Тогда нас, работающих в «красной зоне», заселили в гостиницы города, и мы жили изолированно. Так как разлука нам давалась тяжело, мы вместе решили, что он отучится на младшего медицинского брата и устроится на работу в инфекцию. Так и получилось. В июне он прилетел, два месяца учебы, и в сентябре мы уже работали вместе. Жили в одном номере в гостинице. Это было прекрасное время. После смены нас привозили в гостиницу, все чисто и убрано, завтракаешь/ужинаешь и отдыхаешь. Утром опять автобус – и на работу. Минус был один – нас никуда не выпускали. Десять месяцев я прожила в гостинице. Кстати, кормили очень вкусно.

— А потом Вы заболели?

—  Мы все коллективом каждую неделю сдавали смывы на ПЦР, один раз в месяц кровь на ИФА. И вот 27 июня мой ПЦР показал положительный результат, меня отстранили от работы и госпитализировали в свою же больницу. Не знаю, как я заразилась. Вроде бы придерживалась всех правил. Но тогда мы заболели втроем, и кто из нас кого заразил, неизвестно.

— Как перенесли болезнь?

— У меня после ковида начали страшно выпадать волосы, пришлось их даже укоротить,  немного ухудшилась память (везде могу оставить свой телефон и забыть, где именно). Болезнь моя протекала в легкой форме, никаких симптомов не было, КТ показало 0% поражения легких.  Я лечилась двенадцать дней, Вова, к счастью, не заболел.

Опасность заразиться, каждый день работая с ковидными больными,  есть. Даже, казалось бы, соблюдая все меры предосторожности. Санитары, как вы понимаете, выполняют самую, что ни на есть грязную работу – уборку инфицированных помещений, да и все передвижения тяжелобольных пациентов по больнице (если больной привязан к кислороду, то добавляется еще и кислородный баллон), уход за больным человеком тоже ложатся на их плечи. А санитары в большинстве своем молодые и хрупкие девушки, мужчин, к сожалению, мало.

Что самое тяжелое в работе в «красной зоне»?

— Самое тяжелое — работать в защитном костюме, в респираторе. Нарушаются потребности организма: есть, пить, выделять, дышать, перед тем как зайти в красную зону, мы не пьем много воды, но стараемся плотно поесть. Сейчас, когда мы работаем с Вовой рядом, самое страшное для нас — заболеть: заболеет один, второй уходит на самоизоляцию. Вдвоем легче, мы как можем, поддерживаем друг друга и радуемся, если попадаем в одну смену.

Но есть в вашем положении (я имею в виду всех, кто в «красной зоне») что-то положительное, что радует, что держит вас?
— Я ни о чем не жалею, даже счастлива, что выбрали именно мою кандидатуру. Я узнала много хороших людей, познакомилась со многими, получила колоссальный опыт и так привыкла к коллективу, что не захотелось даже уходить, поэтому уволилась из медцентра и осталась здесь.

Вам стало легче, когда приехал Володя?

— Конечно. В первое время нас поставили в одну смену, я учила его  правильно надевать защитный костюм, работе санитара, уходу за тяжелыми больными. Он быстро схватывал, и я гордилась им. Вова легко влился в коллектив. Старшая медсестра даже предложила ему остаться работать в инфекции на постоянной основе, и он с радостью согласился, чтобы быть рядом со мной.

 

Выходит, Июлия и Владимир оба остаются в республиканской клинической, а это значит, что в больнице стало одной медицинской семьей больше. 

 

Зоя ИГНАТЬЕВА

Фото из семейного архива героев.